+7 (812) 309-46-29

Форма поиска

Вы здесь

Опубликовано:
26.03.2019

Судьба поэта, философа, искусствоведа, знаменитого царскосёла Эриха Голлербаха – в нашем кратком очерке.

Судьба поэта, философа, искусствоведа, знаменитого царскосёла Эриха Голлербаха – в нашем кратком очерке.

11(23) марта 1895 года родился Эрих Федорович Голлербах –  почти забытая судьба в сегодняшнем круговороте событий. А между прочим, этот человек за свою столь краткую жизнь успел сделать так много, что не каждый вдвое дольше живущий на этом свете мог бы осуществить хоть малую толику от оставшегося наследия.

Родился Эрих Конрад (Эрих Федорович) Голлербах в обрусевшей немецкой семье в Царском Селе. Место рождения навсегда останется для него самым главным местом на земле. Его отец – Феодор (Теодор) Егорович Голлербах в 1870-е годы открыл в Царском Селе немецкую булочную. Интереса к ремеслу, которым занималось несколько поколений семьи, Эрих Голлербах не проявил. Многое в творческой судьбе мальчика определили первые царскосельские впечатления и, конечно, книги. «Для Голлербаха Царское Село было не модным местом жительства, престижным писательским городком, а тем, что обычно принято называть «малой родиной». Он родился здесь, рос – он был…органическим царскоселом, и поэтому его отношения с городом были совсем иными, чем у многих писателей, живших здесь. Они были гораздо глубже и прочнее, гораздо серьезнее и таинственнее. Мало кто в нашей литературе был столь посвящен в жизнь и тайны Царского Села, как Эрих Голлербах.  В каждом городе всегда есть свой «неформальный центр» ... В Царском Селе на рубеже веков таким местом была кондитерская Голлербаха. Она привлекала горожан и удобным месторасположением (в самом центре, на углу Московской и Леонтьевской улиц, – в двух шагах от пушкинского Лицея, и неизменным радушием немцев-хозяев, и витринной диковинкой – огромным механическим медведем, привезенным из Германии» (Из воспоминаний современников).

 Ничто не предвещало неожиданного стремления молодого человека, окончившего (пусть и в Царском Селе) не престижную гимназию, а реальное училище, поступлений на различные факультеты столичных высших учебных заведений. Закончив в 1911 году Царскосельское реальное училище Николая II, он поступает на общеобразовательный факультет психоневрологического института в Санкт-Петербурге, который по мнению самого Голлербаха был «в то время самым свободным (и самым бесправным) высшим учебным заведением».  Здесь серьезно преподавались история, философия, литература, социология. Затем он поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета и, одновременно, там же в университете – на историко- филологический факультет.

Уже в студенческие годы Голлербах начинает литературную работу, а помимо проблем литературы и философии вплотную занимается историей искусства. На взгляды молодого человека оказало большое влияние общение с Василием Розановым, Николаем Бердяевым, Зинаидой Гиппиус.

Но вынесенные из детства царскосельские ранние впечатления оказались впоследствии основой, из которой «выросло» всё его последующее творчество. Поэт, философ, художник-график, литературовед, искусствовед, библиограф и библиофил, коллекционер. Революционные потрясения сопровождались гибелью библиотек, памятников, расхищались дворцы и музеи. Не все откликнулись сердцем на происходящее. Но тех, кто откликнулся, мы помним поимённо. И в прошлом –юбилейном для пригородных дворцов-музеев – году постарались в Центральном выставочном зале города рассказать об их подвижничестве.

Голлербах определил свою судьбу в соответствии со своими убеждениями: он участвует в спасении национальных сокровищ, в 1918 году – как научный сотрудник Художественно-исторической комиссии в Детском (Царском) Селе, затем – как научный сотрудник Отдела по охране памятников искусства и старины в Петрограде. Защита культуры и ее пропаганда стали основным содержанием деятельности Голлербаха в то время. Хотя просвещение народа не было близким ему делом, Эрих Федорович читал лекции в Русском музее и Академии художеств.

Все эти годы особое место в творчестве Голлербаха продолжала занимать тема Царского Села.  Он вновь и вновь возвращался к ней, потому что видел в родном городе символ духовности и культуры, которые имели безусловное значение для современности. Такой взгляд ясно проявился в целом ряде статей и таких книгах, как «Детскосельские дворцы-музеи и парки», «Собрание Палей в Детском Селе» и проч. В конце 20-х годов XX века он начал поэму о своем царскосельском детстве, но от нее сохранились, кажется, лишь четыре строки в одной из дневниковых записей 1933 года.

 

Как бы иглою Пиранези,

Мир павильонов и аллей

Награвирован на железе

Ревнивой памяти моей.

 

Но наиболее очевиден царскосельский код в книге «Город муз». Это – главная книга Голлербаха, своего рода лирическое эссе, в котором он написал об интересных людях своей эпохи, рассказал, чем «жило и питалось» Царское Село. «В этом городе всё – литература, всё – история. Здесь всё имеет особый, двойной смысл – как в поэзии символистов; за всем стоят книги и судьбы, на каждом перекрестке здесь свои фантомы». Даже в этой короткой цитате из книги слышен необыкновенно тонкий, не созвучный эпохе преобразований, лирический авторский голос.

В 1933 году Голлербах был арестован по вздорному обвинению во вредительской деятельности: это было «дело Иванова-Разумника», известного царскосельского литературоведа, и целой группы его знакомых. Заключение обвиняемых было недолгим, но каждый из них вынес свой печальный урок о свободе (несвободе) литературы. После освобождения появилась осторожность в писательской работе, все делилось на две категории – в печать и «в стол».

И все-таки Эрих Федорович сделал многое за последние десять лет своей жизни. Он работал в музеях и издательствах, организовывал выставки, занимался серьёзной исследовательской работой, в том числе и как искусствовед. Для Голлербаха искусствоведение было не просто профессией. «Ни в одной области жизни не дышится так легко и свободно, как в области Искусства», – писал он в личном дневнике в конце тридцатых годов. Искусство, духовная сфера были для Голлербаха, по словам А.Блока, «тайной свободой», альтернативой реальной суровости происходящего.

Трагичен финал такой творчески насыщенной и деятельной жизни. В конце 1941 года эвакуировавшийся из осажденного Ленинграда по льду Ладожского озера, Эрих Федорович Голлербах был доставлен на другой берег в депрессивном состоянии.  Вызвано оно было гибелью жены на переправе – на его глазах машина, в которой находилась жена, ушла под лед. Он умер в месяц своего рождения – 4 марта 1942 года в дороге и похоронен в Вологде. Ему было почти 47 лет. Могила не сохранилась.

«В обиходе он был очень общительным. Заряженным деловой энергией человеком, а работоспособность его и разносторонность его интересов были поистине удивительны. Он всегда что-то писал, на что-то «откликался», организовывал выставки, издания, был страстным библиофилом и коллекционером». (Вс.Рождественский).

29 сентября 2010 года в Пушкине, в школе № 500 (бывшее реальное училище Николая II) была открыта мемориальная доска в память о знаменитом выпускнике – Эрихе Федоровиче Голлербахе.

 

 Искусствовед НРФ «МИР» Р.А.Миропольская

Эрих Голлербах
Э.Ф.Голлербах.Карандашный портрет. 1921 г.
Голлербах Э.Ф. Портрет кисти А.Головина. 1923 г.
Эрих Голлербах
 Э.Ф.Голлербах в центре. 1924 год
Э.Ф.Голлербах. Город муз. Первое издание. 1927 г.
Э.Ф.Голлербах. Город муз. 1930 г.
Э.Ф.Голлербах. Экслибрис библиотеки
 Э.Ф.Голлербах. Мемориальная доска в Пушкине
Смотрите также:
23.04.2019
Кинотеатр Москва. Фото 1941 г.
21 апреля 1939  года, 80 лет назад,в Ленинграде открылся кинотеатр «Москва» 21 апреля 1939 года в Ленинграде на проспекте Газа (сейчас –...
23.04.2019
Кирочная улица. Фото НРФ МИР
С 22 апреля проводится инструментальное обследование лицевого фасада Дома Бака (Кирочная ул., 24А) С 22 апреля проводится инструментальное обследо...
22.04.2019
Лицевой фасада Дома Бака. Апрель 2019. Фото НРФ МИР
После получения нового разрешения КГИОП и установления в городе положительных температур  продолжаются работы по капитальному ремонту фасада...